Воронья жизнь, друзья и враги во одном дворе

Никто и не заметил, когда на берёзе появилось гнездо, но однажды всякий, кто выглянул в окно от пятого до девятого этажа этого дома, мог застать ворону, высиживающую яйца в гнезде почти на макушке берёзы.

Такое под своими окнами жители этого дома видели впервые.
Весна на Севере приходит поздно. В этот год метели случались и в апреле. Под порывами ветра дерево раскачивалось с такой силой, что, казалось, выбросит на землю это гнездо. Каждое утро, кто-то из жильцов обязательно появлялся на балконе, чтобы убедиться, всё ли в порядке. Особо сердобольные пытались подкармливать ворону, оставляя ей под деревом то кусочки хлеба, то крупу. Но ворона упорно не покидала гнездо.Так прошла неделя… и в гнезде появилась другая птица. Жильцы, посовещавшись, решили, что это отец. Позже стало понятно, что вторая ворона была лишь временным гостем. Больше её в гнезде не видели. Нет, она прилетала, сидела на ветках, но в гнезде не сидела.
Однажды, когда ворона-мама наконец вылетела из гнезда по своим птичьим делам, стало ясно… у нас ожидается шесть птенчиков. Жильцы дома не переставали обсуждать события в вороньем семействе. Встречаясь друг с другом во дворе, или в лифте, или на лестничной клетке задавали друг другу единственный вопрос: «Как там наши?». Почему-то никто не заметил, в какой момент яиц стало меньше, но новость о рождении четырёх птенчиков разлетелась по подъезду мгновенно.
Вороны – очень заботливые родители. И это отмечали все, кто наблюдал за воронами. Одно было странно. Ухаживали за птенцами три вороны. Жильцы не могли найти этому объяснения.
Одна из ворон обязательно сидела в гнезде, другая в это время прогуливалась под березой и подбирала корм, заботливо разбросанный кем-то из жильцов. А потом к птенчикам. И маленькие клювики сразу открывались. Воронята уже покрылись голубым пушком и стали заметно крупнее. Всё чаще родители оставляли птенчиков одних, принимать солнечные ванны. А сами в это время находились поблизости.
Наблюдать за жизнью ворон становилось всё труднее. К середине мая листья на березе начали распускаться. И хоть птенцы стали совсем большими, с потемневшими макушками, и уже могли на ветки выбираться, от дождя и непогоды всякой под маминым крылом укрывались. Даже удивительно было, что она могла всех четырёх, больших таких, накрыть.
Оказалось, что вороны очень наблюдательны. Они поняли, что за ними наблюдают. А вспышки фотоаппарата и вечно торчащая на одном из балконов белая кошка, совершенно не понравились птичкам. И в один прекрасный день ворона-мама выкрикнула возмущённое «Каррр» прямо в лицо фотографу, напугав этим и самого фотографа, и кошку. И с тех пор ворона, завидев ненавистное лицо на балконе, усаживалась на козырек крыши и оттуда вела наблюдение. Жильцам пришлось стать осторожнее. А та белая кошка стала личным врагом всего семейства. Оба родителя упорно сгоняли ее с наблюдательно пункта.
Несмотря на неожиданные препятствия, жильцы продолжали наблюдение и восторженно обменивались новостями. А новостей хватало. Воронята стали уже настолько большими, что позволяли себе свешиваться из гнезда и рассматривать прохожих. А самые отчаянные уже прыгали с ветки на ветку. Жильцы называли все новые и новые даты, когда птенцы начнут летать. Конец мая. Пора.
Даже вороньи родители решили, что детки выросли. И очередную грозу они пережили без вороны-мамы. Она теперь посещала гнездо не так часто. А потому воронята всё чаще покидали гнездо и разгуливали по веткам.
Наконец, это свершилось. Эта новость облетела подъезд быстро. В полдень все уже знали, что первый птенец улетел. К концу дня пятого июня в гнезде оставались двое. Они нетерпеливо ждали своей очереди. Наутро гнездо было пустым. Все улетели! Больше вороны сюда не вернулись.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.