Компенсация морального вреда – обзор судебного решения

Гражданин обратился в районный суд Санкт-Петербурга с иском к Л. о взыскании компенсации морального вреда в размере 100 000 рублей, ссылаясь в обоснование требований на то, что 05.07.2011 г. около 10 часов ответчик, находясь на перекрестке улиц Загородная и Межевой в районе Санкт-Петербурга, нанес истцу один удар металлической дубинкой в область правой руки, отчего образовалась подногтевая гематома указательного пальца правой кисти, потребовавшая производства хирургической операции (эвакуации гематомы), которая влечет за собой кратковременное расстройство здоровья и расценивается как легкий вред здоровью, что подтверждается заключением судебной медицинской экспертизы по уголовному делу № … в отношении Ф.И.О., возбужденному по признаку ч. 1 ст. 111 УК РФ.

Вместе с тем из вышеуказанного уголовного дела на основании постановления от 15.06.2016 г. следователя СО ГСУ СК РФ по данному району Санкт-Петербурга О. был выделен в отдельное производство материал в отношении Л. по признакам ст. 115 УК РФ (причинение легкого вреда здоровью) и направлен по подведомственности для принятия процессуального решения в порядке ст. 144–145 УПК РФ.

Старшим участковым уполномоченным полиции Б. был рассмотрен материал № …, и было вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела от 01.07.2016 г. в связи с истечением сроков давности уголовного преследования, что в силу закона не является реабилитирующим основанием.

Истечение сроков давности привлечения к уголовной ответственности Л. не лишает истца права требовать компенсации морального вреда.

Судебная практика
Решением районного суда Санкт-Петербурга от 24.07.2017 г. исковые требования О. к Л. о взыскании компенсации морального вреда удовлетворены в части, с Л. в пользу О. взыскана компенсация морального вреда в размере 7000 рублей. С Л. в доход бюджета взыскана госпошлина в размере 300 рублей.

Судебная коллегия, изучив материалы дела, полагает, что решение суда подлежит отмене с вынесением по делу нового решения об отказе в удовлетворении исковых требований.

Согласно ст. 330 ГПК РФ основаниями для отмены или изменения решения суда в апелляционном порядке являются: неправильное определение обстоятельств, имеющих значение для дела, недоказанность установленных судом первой инстанции обстоятельств, имеющих значение для дела, несоответствие выводов суда первой инстанции, изложенных в решении суда, обстоятельствам дела, нарушение или неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

В соответствии с постановлением Пленума Верховного суда Российской Федерации от 19.12.2003 г. № 23 «О судебном решении» решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению.

Решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (ст. 55, 59–61, 67 ГПК РФ), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов. Однако данным требованиям обжалуемое решение суда не соответствует.

Согласно ст. 151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.
При определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Суд должен также учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями гражданина, которому причинен вред.

Как указано в п. 8 постановления Пленума Верховного суда Российской Федерации от 20.12.1994 г. № 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда», одним из обязательных условий наступления ответственности за причинение морального вреда является вина причинителя.
Из положений постановления Конституционного суда РФ от 28.10.1996 г. № 18-П следует, что решение о прекращении уголовного дела не подменяет собой приговор суда и, следовательно, не является актом, которым устанавливается виновность обвиняемого в том смысле, как это предусмотрено ст. 49 Конституции РФ.

В определении Конституционного суда РФ от 15.07.2008 г. № 501-О-О указано, что обязательным для суда, рассматривающего дело о гражданско-правовых последствиях действий лица, в отношении которого вынесен приговор суда по уголовному делу, является только приговор, вступивший в законную силу, и только по вопросам, имели ли место эти действия и совершены ли они данным лицом (ч. 4 ст. 61 ГПК РФ). Следовательно, отнесение на основании ч. 1 ст. 71 ГПК РФ постановления о прекращении уголовного дела к письменным доказательствам по гражданскому делу не предполагает обязанность суда признавать без дополнительной проверки те или иные обстоятельства, изложенные в этом постановлении.

Разрешая спор и удовлетворяя исковые требования истца в части, суд первой инстанции исходил из того, что уголовное дело в отношении Лысака Р. С. было прекращено по нереабилитирующим основаниям, в связи с чем О. имеет право на обращение в суд с иском к Л. о компенсации морального вреда. Как указал суд, отсутствие приговора о признании Л. виновным в совершении преступления не может являться основанием к отказу в удовлетворении иска о компенсации морального вреда. Суд пришел к выводу о том, что телесные повреждения О. были причинены в результате действий Л.

Однако данные выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела и собранным по делу доказательствам.

05.07.2011 г. около 10 часов на перекрестке ул. Межевой и ул. Загородной в… Санкт-Петербурге произошёл конфликт между О. и Л.

Приговором районного суда Санкт-Петербурга от 23.01.2017 г. О. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 111 УК РФ, и ему назначено наказание в виде лишения свободы на срок 5 лет. Гражданский иск потерпевшего Л. удовлетворен частично, с О. в пользу Л. взыскана компенсация морального вреда в размере 500 000 рублей.

Апелляционным определением Санкт-Петербургского городского суда от 06.06.2017 г. приговор районного суда Санкт-Петербурга от 23.01.2017 г. в отношении О. изменен. О. снижено наказание по ч. 1 ст. 111 УК РФ до 4 лет 8 месяцев лишения свободы. В остальном приговор оставлен без изменения.

Постановлением старшего следователя следственного отдела по району Главного следственного управления Следственного комитета РФ по Санкт-Петербургу от 15.06.2016 г. из материалов уголовного дела № … выделены в отдельное производство материалы, содержащие сведения о признаках состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 115 УК РФ.

Из постановления усматривается, что настоящее уголовное дело возбуждено 05.07.2011 г. старшим следователем СУ при РУВД Санкт-Петербурга по признакам преступления, предусмотренного статья 111 часть 1 УК РФ по факту причинения Л. тяжкого вреда здоровью. В ходе предварительного следствия установлено, что 05.07.2011 г. около 10 часов О., находясь на перекрестке ул. Межевой и ул. Загородной… района Санкт-Петербурга, действуя из личных неприязненных отношений, возникших в ходе конфликта с Л., с целью причинения последнему тяжкого вреда здоровью умышленно нанес Л. не менее одного сильного удара металлическим рычагом подвески автомашины в область расположения жизненно-важных органов – в голову, причинив Л. телесные повреждения в виде линейного перелома левой височной кости с переходом на основную кость, ушиба головного мозга тяжелой степени тяжести с излиянием крови под паутинную оболочку головного мозга, с отеком головного мозга в правой височной и теменной долях головного мозга, ушибленной раны в теменно-затылочной области слева, ушибленной раны в области левой ушной раковины, которая по признаку опасности для жизни расценивается как тяжкий вред здоровью.

Согласно заключению эксперта у О. установлена подногтевая гематома второго (указательного) пальца правой кисти, потребовавшая производства хирургической операции (эвакуации гематомы), которая влечет за собой кратковременное расстройство здоровья и расценивается как легкий вред здоровью. Морфологическая сущность повреждения свидетельствует о возникновении его от действия твердого тупого предмета по механизму удара, что не исключает возможности образования гематомы от удара дубинкой (палкой). В действиях Л. усматриваются признаки преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 115 УК РФ.

Постановлением старшего участкового уполномоченной группы участковых уполномоченных полиции 80-го отдела полиции ОМВД России по району Санкт-Петербурга от 01.07.2016 г. в возбуждении уголовного дела в отношении Л. по признакам преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 115 УК РФ, отказано на основании п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ за истечением сроков уголовного преследования.
В связи с прекращением производства по делу ввиду истечения срока давности уголовного преследования не установлен вопрос относительно того, имели ли место противоправные действия, указанные О, со стороны Л. В связи с чем изложенные в нем обстоятельства подлежали дополнительной проверке, а постановление – оценке в совокупности с другими доказательствами по делу. В соответствии со ст. 56 ГПК РФ каждая сторона обязана представить доказательства в обоснование своих требований или возражений.

По мнению судебной коллегии, со стороны истца не было представлено доказательств тому, что обнаруженные у него телесные повреждения явились следствием противоправных действий Л. и были ему причинены при обстоятельствах, указанных в исковом заявлении.

Вместе с тем в силу ч. 4 ст. 61 ГПК РФ и п. 8 постановления Пленума ВС РФ от 19.12.2003 г. № 23 «О судебном решении» факты, отраженные в данных судебных актах, имеют преюдициальное значение.

Так, из приговора районного суда Санкт-Петербурга от 23.01.2017 г., имеющего преюдициальное значение, для настоящего дела следует, что суд не доверяет показаниям О. о том, что Л. нанес ему удар дубинкой по правой руке, причинив таким образом телесные повреждения, и он (О.), отмахиваясь, нанес удар рычагом автомобильной тяги Л. по голове в условиях необходимой обороны, поскольку считает, что такие показания даны подсудимым с целью смягчить свою ответственность за совершенное преступление.

Суд также не доверил оглашенным в порядке статья 281 часть 2 п. 4 УПК РФ показаниям свидетеля Х., данным им в ходе предварительного следствия, о том, что он увидел у молодого человека в руках кусок железной трубы и махал ей перед лицом О. Поскольку он является знакомым О., данные показания даны им с целью помочь уйти от ответственности О.

Показания потерпевшего об отсутствии у него 05.07.2011 г. предмета в виде дубинки подтверждаются, в том числе и заключением эксперта №… от 04.08.2011 г., из которого следует, что на поверхности металлической детали и палки, изъятых в 05.07.2011 г. по адресу: Санкт-Петербург, … район, перекресток ул. Загородной и ул. Межевой, имеется один след руки, пригодный для идентификации личности, а именно на поверхности металлической детали. Других следов рук, пригодных для идентификации личности, на представленных на исследования объектах не имеется.

Показания потерпевшего о том, что при разговоре с О. на пересечении ул. Загородной и ул. Межевой у него в руках не находилось никаких предметов, подтверждаются в том числе и показаниями свидетеля Назарова, который опрашивал Л. в больнице непосредственно сразу после получения травмы, который рассказал как о своих действиях, так и о действиях О.

Кроме того, судом установлено, что, будучи допрошенным в качестве подозреваемого 06.07.2011 г., О. не указывал на какие-либо телесные повреждения, которые ему якобы нанес Л., а впоследствии стал указывать обратное, в связи с чем показания О. в ходе судебного заседания и на предварительном следствии в этой части суд оценивает критически, как данные им с целью избежания уголовной ответственности.
Также судебная коллегия по уголовным делам городского суда в апелляционном определении от 06.06.2017 г. согласилась с выводами суда первой инстанции об отсутствии посягательства со стороны потерпевшего в отношении О. и отсутствии в действиях осужденного как необходимой обороны, так и превышения ее пределов.

Кроме того, судебная коллегия по уголовным делам Санкт-Петербургского городского суда, оценив показания свидетелей в совокупности с иными доказательствами, нашла правильными выводы суда о недостоверности показаний О. о том, что потерпевший Л. нанес ему удар дубинкой по руке.

На основании изложенного судебная коллегия приходит к выводу, что имеет преюдициальное значение тот факт, что 05.07.2011 г. отсутствуют доказательства того, что Л. нанес какие-либо удары О., вследствие которых образовалась подногтевая гематома указательного пальца.

Однако суд при рассмотрении гражданского дела приговор районного суда Санкт-Петербурга от 23.01.2017 г. и апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от 06.06.2017 г. не исследовал и надлежащей оценки ему не дал.

Судебная коллегия, давая оценку представленным по делу доказательствам в их совокупности, приходит к выводу о том, что доказательств, с достоверностью подтверждающих причастность Л. к причинению О. телесных повреждений, вину ответчика и его противоправное поведение в отношении истца О., в материалах дела не имеется, также не установлена прямая причинно-следственная связь между наступившими последствиями в виде физических и нравственных страданий истца и какими-либо действиями ответчика, в связи с чем оснований для компенсации морального вреда истцу со стороны ответчика не имеется.

При таких обстоятельствах решение суда не может быть признано законным и обоснованным, подлежит отмене с принятием нового решения об отказе в удовлетворении заявленных О. исковых требований к Л. о компенсации морального вреда.

Учитывая изложенное, руководствуясь ст. 328 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА: решение районного суда Санкт-Петербурга от 24 июля 2017 года отменить, апелляционную жалобу Л. – удовлетворить.

Постановить новое решение.

В удовлетворении исковых требований О. к Л. о взыскании компенсации морального вреда отказать.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
Генерация пароля