Имеем то, что имеем – сосу вдоль носу, в России возможен новый кризис

Несмотря на то что из-за пандемии существенный урон нанесён всей мировой экономике, и сейчас весь мир переживает кризис, для России дальнейшие сценарии развития событий могут быть гораздо катастрофичнее, чем в более развитых странах, считает Михаил Дмитриев.

Прежде всего, это связано с тем, что пандемия совпала с серьезными изменениями на нефтегазовом рынке.

«Неслучайно Илон Маск, лидер в производстве электромобилей в мире, стал богатейшим человеком с состоянием в 180 миллиардов. Это говорит о том, что сейчас весь мир переоценивает потенциал спроса транспортного сектора на нефть и газ, точнее на нефть. Если транспорт начнёт быстрее переходить на электричество и другие альтернативные источники в течение ближайших 10 лет, в России сбудутся самые катастрофические сценарии: российская экономика продолжит агонизировать. Это, конечно, не стопроцентный сценарий, но риск огромен. А за время пандемии он ещё больше увеличился», – считает экономист.
Таким образом в ближайшей перспективе, при быстром развитии электромобильного транспорта, спрос на российскую нефть может резко сократиться.

По прогнозам экспертов, почти 30% мирового производства нефти на уровне 2019 года уже станет ненужным к 2030 году. Кроме того, стоимость нефти может сократиться в связи с растущей конкуренцией. Все эти факторы негативно повлияют на российскую экономику, так как она у нас наполовину сырьевая.

«Это будет просто другая экономика, более закрытая, более медленная, автократическая, и ничего с этим поделать нельзя. Потому что экспорт нефти и нефтепродуктов составляет 50% нашей экспортной выручки, а это 15–20% ВВП. Если это так за короткий срок изъять, заменить такой объём нечем. Можно говорить про водород, про IT-технологии, которые можно экспортировать, но быстро это не делается. За короткий срок рынки освоить Россия не сможет, так что будет шок», – говорит Михаил Дмитриев.
Очередная девальвация и рост цен
Такое положение вещей естественным образом снова отразится на национальной валюте, которую ожидает очередная девальвация. А за девальвацией стоит ожидать и дальнейшее повышение цен, что мы, собственно, уже в очередной раз наблюдали и в 2020 году.

«Сейчас у нас бюджет сбалансирован под 43 доллара за баррель. Мы зависим от импорта – как потребительского, так и инвестиционного. Если цены снизятся в два раза, мы уже не сможем импортировать то, без чего мы уже не привыкли обходиться. Всё станет дороже, рубль девальвируется», – говорит экономист Михаил Дмитриев.
Есть ли выход из этой ситуации?
Российский учёный-экономист Михаил Дмитриев считает, что Россия даже если и захочет, просто не успеет за такой короткий срок радикально изменить структуру экономики, превратить ее из сырьевой в несырьевую. Вот уже 30 лет, с начала 90-х годов, мы говорим об этом, но значительных сдвигов за все это время не произошло.

«Сейчас многие предлагают забыть о том, что России нужно создавать, во многом с нуля, новый экспортный потенциал там, где его никогда не было, и это очень сложная задача. Китай с конца 80-х годов начал заниматься экспортными индустриями. И только теперь он действительно может называться фабрикой мира. За несколько лет такое сделать нереально», – считает экономист.
Наверно, я соглашусь с Дмитриевым. Многие годы наша экономика деградировала, деградировала потому, что приоритет отдавался прежде всего сырьевой экономике. Развитие производства, сельского хозяйства никак не стимулировалось и не поддерживалось. Наоборот, условия для развития предпринимательства в России с каждым годом все ухудшались – повышалась фискальная нагрузка, ухудшался инвестиционный климат. Государство развивало только госкорпорации, куда и вкладывались все деньги. В итоге мы имеем то, что имеем. И виновата в этом, на мой взгляд, недальновидность и бездарная экономическая политика наших властей.

«Что такое российская экономика? В некотором смысле – это корабль, который не имеет автономного двигателя. Будь это корабль на дизельном топливе, подбавил газку, набрал обороты, и корабль пошёл туда, куда надо, с нужной скоростью. Но российская экономика, к сожалению, это парусный корабль. Паруса наполняет цена на нефть и спрос на нефть, и ничего другого пока нет», – говорит Михаил Дмитриев.
И нам на этом корабле плыть дальше… или тонуть.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.